Hair’s How, май 2014

Hair’s How, май 2014

Hair’s How, май 2014

Папина дочка

Впервые в российской прессе мы представляем вам интервью с Иден Сассун, дочерью Видала Сассуна. Этим интервью Hair’s How продолжает цикл разговоров «профессионал — профессионалу». Интервьюером на этот раз стала стилист Евгения Дубчак (Le Colon), которая встретилась с Иден Сассун на New York Fashion Week.

Фамилия Сассун остаётся самой известной фамилией в парикмахерском мире. Видала Сассуна не стало 9 мая 2012 года. У него осталось двое наследников — дочь Иден и сын Илан. Илан Сассун продолжает дело отца, он — великолепный парикмахер и уже основал профессиональный косметический бренд. А красавица Иден совсем недавно открыла салон в Лос-Анджелесе. И назвала его Еdеп Ьу Еdеп Sassооп. С Евгенией Дубчак наследница великой фамилии поговорила о своём детстве, о влиянии отца.

А ещё оказалось, что Иден, как и её отец, хочет изменить мир.

Ну, а о том, каково это — носить фамилию Сассун, — читатель может составить собственное мнение.

ЕД: В нашей профессии интересных людей очень много, но Сассун — имя № 1. Ваш отец был революционером в парикмахерском деле, прекрасным бизнесменом, но прежде всего он много сделал для женщин. Он был гением. И первое, что я хотела бы узнать: Иден, каким было ваше детство?

ИС: Вы меня довели до слез! Моё детство было прекрасным. Но первое слово, которое мне приходит в голову, когда я о нём вспоминаю, — это одиночество. Видал Сассун был прекрасным отцом, но он всегда был занят. Он не мог посвящать себя семье. Но время, которое мы проводили вместе, было самым лучшим. Мы общались по утрам, он укладывал нас спать вечером, общался с нами, когда приходил домой, пел с нами эти глупые английские песенки. По выходным он водил нас и наших друзей в любое место, куда мы хотели пойти. Он стремился дать нам самое лучшее образование. Он учил не только нас, но и наших друзей — если кто-то из них не мог себе позволить занятия в балетной школе или билет на пьесу в театр, он всегда помогал. Знаете, прошлым вечером ко мне подошёл человек и сказал, что видел документальное видео с моим отцом и что у меня такой же взгляд, как у него. Я расплакалась и подумала, что нам как семье очень важно сохранить позицию выдающихся людей, Я понимаю, ЧТО отец привнёс в профессию парикмахера, и надеюсь, что могу тоже что-то сделать.

ЕД: А ваша мама?

ИС: Моя мама сделала отца тем человеком, который изменил мир. Когда они познакомились, она была актрисой. Она была красива как внешне, так и внутренне. Когда мама входила в комнату, все замирали. Когда отец увидел её, он понял, что именно с ней хочет завести семью и детей. Но это непросто — когда два успешных человека создают семью. У мамы тоже не всегда хватало времени на нас, детей. Но у меня была няня, которая меня очень любила.

Она вырастила меня и частично повлияла на то, кем я сейчас стала. Мама очень старалась, но очевидно, если бы не няня, я могла бы оказаться на месте сестры. Вы знаете, я потеряла сестру из-за наркотиков и алкоголя. Но я не виню родителей. Они действительно делали всё, что могли. И раз уж я здесь и стала такой, какой стала — значит, они всё делали правильно. Я очень благодарна за это.

ЕД: А какая вы мама для своих детей?

ИС: Я стараюсь дать своим детям лучшее. Я хочу, чтобы, глядя на меня, они могли учиться. Наверное, это влияние отца. Он очень заботился о здоровье — каждое утро делал зарядку, пил свежевыжатый сок до и после работы. Я такая же. И если раньше мои дети спрашивали меня: «Почему надо просыпаться и делать упражнения, зачем ходить на пилатес?», то сейчас они просто вовлекаются в эту жизнь и говорят: «Мамочка, Я хочу быть визажистом, я хочу учиться в дедушкиной парикмахерской школе».

ЕД: Иден, что вас интересовало в детстве, чем вы хотели заниматься?

ИС: Я выросла в салонах. Из школы я приходила в салон, и это был отдельный мир, который жил своей жизнью, — в нём были свои истории и драмы. Мои волосы всегда были сумасшедших цветов, я стригла своих друзей на заднем дворе нашего дома и мечтала, что стану парикмахером. А потом, когда я стала чуть старше, я задумалась, как я могу повлиять на этот мир? Сейчас это кажется глупым, но я до сих пор помню, как посмотрела ролик Майкла Джексона «Мan in the Miггог» — он меня потряс и заставил плакать. Если вы помните, в песне есть слова «ты тот, с кого начинаются перемены». Я видела, что мой отец был именно таким человеком. И я тоже хотела найти свой путь в профессии, работать и помогать другим. Я поняла, это моё ремесло, и я ему принадлежу, это моя страсть и любовь. Это настоящий дар от Бога. И каждый день я обращаюсь к нему: я здесь, я готова, помоги мне, научи меня.

ЕД: Давайте поговорим о вашем салоне. Что было главной идеей?

ИС: Мне не хотелось открывать салон под маркой Sаззооп, я эмоционально была к этому не готова, я хотела делать что-то своё и не ввязываться в империю. Мне хотелось создать пространство, куда женщины будут приходить, чтобы стать красивыми, где они будут чувствовать себя комфортно. Как дома! И я открыла Еdеп — он по-настоящему домашний. Это мой дом — там всё удобно, красиво, есть какой-то шик. На стенах висят семейные фото, будто вы пришли в гости к семье Сассун.

Это не просто — быть директором салона, но я стараюсь оставаться верной себе во всём. Я не стопроцентная бизнесвумен, но вместе с моей командой мы делаем то, что делаем. Я знаю, что если буду честна с собой, всё будет правильно.

ЕД: Моя знакомая была в вашем салоне, ей очень понравилась атмосфера, она осталась довольна стрижкой и обслуживанием, сказала, что все стилисты молодые и красивые.

ИС: О, спасибо! Очень многое в моей жизни изменилось с тех пор, как не стало отца. Я открыла салон, мы стали расти. Мне нравится думать, что я помогаю женщинам стать настолько красивыми, насколько это возможно. Я вижу, что вся команда увлечена работой, и они видят, как я меняюсь, и они сами меняются. И это прекрасно.

ЕД: Как вы собрали команду?

ИС: Команда, с которой я работаю, — классная, все очень талантливы, и все играют свою роль в салоне. Кейт, например, был здесь с самого первого дня, он один из наших топ-стилистов. Но вначале с нами работала женщина, которая просто ужасно ко всем относилась. Я сказала ей: «Пожалуйста, давай обсудим это и что-нибудь придумаем». Мы сели, поговорили, я сказала: «Если ты хочешь остаться с нами, вложи в это дело чуть больше сердечной доброты. Ты же прекрасный человек». Но она не прислушалась ко мне. И вскоре покинула нашу команду. К сожалению. Но и к счастью тоже. Потому что всем нам это дало толчок к развитию.

ЕД: Иден, они все приходят с разной школой, техникой и стилем, так? А что потом?

ИС: Они все остаются со своей индивидуальностью, но есть какие-то общие рабочие комбинации. Клиенты находят тех, кто им больше подходит. У нас есть несколько парикмахеров, обучавшихся в школе Sаssооп. Но, так или иначе, все продолжают учиться новому.

ЕД: Вы думали открыть свою школу?

ИС: Да. Мой брат считает, что нужно сфокусироваться только на волосах, но я хочу заниматься чем-то ещё. Причёска — это не всё. Когда я говорю о красоте, я имею в виду красоту во всех смыслах. Возможно, когда-нибудь мы с братом объединим наши усилия и откроем школу.

ЕД: А как расчёт Академии Vidal Sasson в Лондоне? Вы там были?

ИС: Нет. Я ни разу не была там. Я даже не помню, когда последний раз была в Лондоне. Я люблю этот город, но... я там обязательно побываю. А вы были там? В Академии?

ЕД: Нет, я выбирала между Лондоном и Нью-Йорком и выбрала Нью-Йорк. Мне нравится, как люди работают здесь, это больше мне подходит. Кстати, хочу сказать, что вы прекрасно выглядите! У вас есть секреты красоты?

ИС: Никакого алкоголя и сигарет. Никакого кофеина. Шесть дней в неделю по утрам я занимаюсь пилатесом, иначе я слишком мало двигаюсь. Я за дисциплину и здоровый образ жизни. И ещё я ко всему стараюсь подходить осмысленно. Я часто говорю себе: «Всё будет хорошо — просто отпусти ситуацию». Это для меня своего рода связь с Богом.

ЕД: Да, это всё равно что открыть дверь — и на выход, и на вход. Это правильно. А я, к сожалению, ничего не знаю про пилатес.

ИС: Меня в это вовлёк отец, он начал заниматься, когда пилатес только-только стал популярным. Сначала по 3 дня, потом по 5, потом по 6. Когда я подросла, он начал водить меня на индивидуальные занятия, и я втянулась. Сейчас я не пропускаю занятия, это уже образ жизни. Я даже привнесла что-то из пилатеса в свой склон. У меня был перерыв в занятиях — у меня же двое детей. Но через 5-6 месяцев после рождения ребёнка я возвращалась к занятиям — и тело быстро приходило в форму. Кстати, когда я стала матерью, я думала, что дальше меня ждёт жизнь обычной домохозяйки — дом, пятеро детей. А отец всё спрашивал: «Чем ты собираешься заниматься?» И я поняла, что он прав — надо что-то делать. Дети вырастут, начнут жить своей жизнью, и что мне останется? К тому же я была не очень счастлива в браке. И я спросила у своего тренера Себастьяна: а что если я открою свой собственный зал для пилатеса на Беверли-Хиллз? Ему идея понравилась. Он помог мне с арендой помещения, и через месяц мы открылись.

ЕД: Если вы в плохом настроении, что вы делаете?

ИС: Не бывает такой вещи, как плохое настроение, просто нужно сесть и спокойно подумать. Я хорошо знаю себя, знаю, что откуда приходит. Если это чьи-то чужие дела и проблемы, я знаю, что не стоит беспокоиться. А если это гормоны или мне физически плохо — надо просто переждать. В такие дни я остаюсь дома. Если дети рядом — мы просто разговариваем. Когда я была подростком, у меня бывало плохое настроение. Но я себя перевоспитала. Я спрашивала себя: «Почему?» — и понимала, что причины для плохого настроения на самом деле нет. Стоит об этом задуматься, как всё меняется за секунду. Особенно если ты делаешь что-то, работаешь. У меня просто нет времени на плохое настроение.

ЕД: У вас есть большая мечта?

ИС: Я хочу быть собственной версией Опры Уинфри. Хочу творить, создавать что-то прекрасное, менять жизни людей. Отдавать столько, сколько возможно. Хочу создать свой бренд и свои продукты. Хочу заработать достаточно денег, чтобы заниматься благотворительностью. Я пока не знаю, где и как — в США или в других странах, давая деньги на образование, на еду для голодных или в фонд, который основал мой отец. Но я точно знаю, однажды это случится. И я знаю многих, кто хотел бы этим заниматься, включая тех людей, которые работают со мной.

ЕД: Как вы думаете, когда вам будет 90, что вы скажете о прожитой жизни?

ИС: О! Мне так грустно, когда я об этом думаю. Я вспоминаю отца, который иногда говорил: «Я удивлюсь, если люди меня запомнят». А я всегда отвечала: «Папа, ты что, с ума сошёл?! Ты столько изменил!» Но он был таким скромным! Знаете, когда я расплачиваюсь где-то банковской картой, люди часто говорят: «Сассун? Что-то знакомое». Я говорю: «Да, мой отец...» — и они вспоминают и рассказывают целые истории! Я хочу, чтобы меня вспоминали как человека, который для кого-то что-то смог изменить. Необязательно в мировом масштабе. Пусть меня запомнят как человека, отдавшего кому-то последние 5 долларов из своего кошелька. Всё всегда возвращается. Думаю, я буду счастлива сказать, что жила своей жизнью. У меня есть блог, он называется Еdеп’з Love Stогу — я пишу про то, как мы живём, как справляемся с трудностями, что делаем, как путешествуем: Мне кажется, у каждого должна быть своя история любви. И я хочу дать другим женщинам понять, что можно пройти через те вещи, через которые я прошла в своей жизни. Развод, измена — это не конец света. Это надо отпустить и двигаться дальше. Немного времени — и всё будет в порядке.

ЕД: Спасибо вам большое.

ИС: Вы шутите? Спасибо вам!

Возврат к списку